Vladey-soboy.ru

Владей Собой
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

ПОДАВЛЕННОСТЬ И ЧУВСТВО УГЕНЕТЕННОСТИ

ПОДАВЛЕННОСТЬ И ЧУВСТВО УГЕНЕТЕННОСТИ

Подавленность — состояние сниженного настроения.

У подавленности много синонимов и слов, отражающих сходное состояние. Самое распространенное это депрессия. Собственно термин депрессия и происходит от латинского deprimo, что означает «подавить», «давить».

Другие синонимы подавленности: прострация, тоска, апатия, скорбь, хандра, уныние, угнетенность, удрученность, мрачный, понурый и др.

Как вытащить себя из болота

В первую очередь от человека с депрессией нужно желание избавиться от этого состояния. Постарайтесь разобраться в себе, достать тот травмирующий факт, который окунул вас в эти зыбучие пески. Специалисты делят депрессивные расстройства и состояния на множество групп и подвидов, разобраться в которых без специального образования довольно затруднительно. Однако, общеизвестным является тот факт, что депрессия может быть реактивной – то есть, реакцией на тяжелые, травмирующие обстоятельства, и эндогенной – когда ее причины не очевидны, возможно, ее корни лежат в детстве.

Если вы четко понимаете причину своего состояния, то необходимо попробовать себе помочь сгладить, изменить – предпринять хоть что-нибудь, а не сидеть сложа руки.

«Ты режешь себя»? Как правильно говорить с близкими о селфхарме

Селфхарм или самоповреждение — это нездоровый механизм облегчения эмоциональных страданий, гласит определение Национального альянса по психическим заболеваниям (NAMI).

Чаще всего люди наносят сами себе повреждения, чтобы освободиться от сильных чувств, которые они не умеют выражать другими способами. Еще селфхарм может быть следствием попыток выйти из состояния эмоционального онемения, унять тревожные воспоминания, попросить о помощи, наказать себя или ощутить чувство контроля, согласно описанию Национальной библиотеки медицины США.

Учитывая, что каждый отдельный сценарий селфхарма имеет свои особенности, дать какой-то универсальный совет слишком трудно. То, как человек будет решать этот вопрос, во многом зависит от конкретной ситуации. Тем не менее специалисты по психическому здоровью могут дать несколько рекомендаций — как стоит и как не стоит начинать такой разговор.

Прежде чем что-нибудь сказать, надо выбрать подходящий для обоих момент

«Куй железо, пока еще не горячо», — говорит Илэйна Зендеги, доктор психологических наук из Школы медицины Икана медцентра Маунт-Синай. Это значит, что не надо набрасываться на друга или близкого, как только он переступил порог дома после утомительного рабочего дня или когда у него явно дурное настроение. Также следует учитывать и локацию разговора: «Выберите место, подходящее для спокойной беседы, ведь это разговор не из легких».

Зачастую, когда выясняется, что близкий человек действительно подвержен селфхарму, первая инстинктивная реакция — шок, ужас или огорчение. Но, как бы то ни было, тот, кто хочет оказать помощь и поддержку, не должен драматизировать или осуждать, реагировать надо спокойно, советует Джоан Фримен, магистр психологических наук, основатель некоммерческих центров предотвращения самоубийств и селфхарма в Ирландии и Нью-Йорке.

Вот что следует говорить:

1. «Я заметил у тебя на руке раны, меня это беспокоит, я переживаю за тебя. Ты наносишь себе повреждения?»

Если ваш друг не рассказывал вам о селфхарме, но вы это подозреваете, начните разговор прямо и просто, рекомендует Зендеги. «Опишите, что вы заметили, объясните, почему вас это беспокоит, почему вызывает тревогу, и задайте прямой вопрос».

Если страшно задать прямой вопрос, можно спросить обобщенно, например: «Что с тобой происходит?». Вероятно, человек сам захочет поделиться. Но может статься, что он солжет или ответит уклончиво, в любом случае важно дать человеку возможность рассказать о селфхарме без принуждения, ведь это может стать его первым шагом на пути к выздоровлению, считает Памела Кантор, клинический психолог и экс-президент Американской ассоциации суицидологии.

Двадцатидевятилетняя Меган С. наносила себе повреждения в течение двух лет, пока училась в колледже. Девушка признается, что «испытала облегчение», когда близкая подруга спросила, не причиняет ли она сама себе вред. «Наверное, в глубине души я хотела, чтобы меня спросили, все ли у меня хорошо», — рассказывает она.

Читайте так же:
Как справиться с подростковой депрессией самостоятельно

2. «Я вижу, что тебе очень больно. Хочешь рассказать мне, что случилось?»

«Вы можете признать боль, которую испытывает человек, не акцентируя внимание на самоповреждении, — советует Зендеги. — Как вариант, можно сказать что-нибудь вроде: «Не знаю, что именно у тебя происходит, но я вижу, что тебе сейчас очень трудно».

Следом надо попробовать обсудить, что именно вызывает такую боль, причем слушать. Пока человек не перестанет рассказывать. «Не пытайтесь тут же дать совет или соотнести его признания с собственным опытом».

по теме

Лечение

Откуда берутся психические расстройства и как их лечить? Интервью с врачом

3. «Что вызывает у тебя желание причинять себе вред?»

После того как близкий человек дал понять, что готов разговаривать, стоит задать еще несколько вопросов, чтобы разобраться в его переживаниях, объясняет Зендеги. «Попробуйте выяснить, какие эмоциональные триггеры предшествуют самоповреждению, какие последствия оно вызывает. Нужно определить чувства, сопутствующие действию, но не осуждать само действие», — добавляет Фриман.

По мнению Кантор, вполне уместны такие вопросы, как «Ты отметил, какие чувства вызывают у тебя желание причинить себе вред?», «Как ты чувствуешь себя после?» и «Сколько длится чувство облегчения?». Это поспособствует не только лучшему узнаванию о переживаниях человека, но и может дать ему возможность высказаться, причем так, как он еще никогда не делал.

4. «Я сделаю для тебя все возможное, но я не смогу помочь тебе в одиночку. Может быть, обратимся за помощью?»

По мнению NAMI, селфхарм — это сложная проблема, которая зачастую сопровождается другими поведенческими и психическими расстройствами, такими как злоупотребление опасными для здоровья веществами и депрессия. Чтобы остановить подобное поведение и обучиться новым механизмам психологической адаптации, требуется помощь специалиста по психическому здоровью, поэтому в первую очередь необходимо убедить человека сходить к врачу.

Но друг или родственник может отказываться от терапии, в таком случае можно упомянуть знакомых, прошедших этот опыт (если эти люди не против того, чтобы об этом рассказывали).

Некоторых пугает мысль о том, что психотерапия — это на всю жизнь, в таком случае можно попробовать тактику, которую Зендеги называет «нога в дверном проеме», и предложить человеку позвонить кому-нибудь и послушать, что ему предложат, или попробовать сходить на первичную консультацию. Только один раз, не пожизненно.

5. «Ничего страшного, если ты не хочешь сейчас об этом говорить. Я всегда рядом, если что».

Возможно, близкий человек не готов к долгому разговору или не согласен немедленно бежать к специалисту. Специалисты советуют в любом случае уважать его решения и желания и пообещать выслушать в любой момент, когда ему будет нужна помощь. Да, на это может уйти много времени, но как бы то ни было принуждать категорически нельзя.

Меган говорит, что была признательна подруге за предложение вернуться к разговору в любой другой день. «По-моему, мы вообще больше об этом не говорили, — вспоминает она. — Но я почувствовала облегчение от того, что рассказала об этом кому-то. Признание пошло мне на пользу».

Единственное исключение в случае с советом оставить близкого в покое на время — это опасения, что селфхарм может говорить о намерении покончить с собой. По данным Национальной библиотеки медицины США, селфхарм, как правило, не является попыткой самоубийства, но эта привычка заметно повышает риск возникновения суицидальных намерений у человека, который не получил помощь вовремя. Можно обратиться к специалистам, в кризисный центр, отвести человека в больницу или позвонить его родным — в зависимости от ситуации.

Фразы, которые говорить нельзя ни при каких обстоятельствах:

1. «Дай посмотреть!»

Излишнее любопытство здесь неуместно, предостерегает Фриман. Как бы ни было интересно, это не имеет отношения к помощи, к тому же есть риск не сдержать негативную реакцию, что в свою очередь может вызвать у человека чувство стыда.

Читайте так же:
Что делать если наступила апатия депрессия

Меган оказалась в подобной ситуации, когда ее знакомая, после того как узнала что происходит, попросила показать раны. Она была потрясена увиденным: «Я не виню ее за такую реакцию, но, безусловно, меня это задело. Мне и без того было стыдно, и я сама осуждала себя».

2. «Все не так плохо».

Нельзя пытаться убеждать человека в том, что его чувства не обоснованы или что поведение не рационально. Оптимизм здесь не уместен. Обесценивание сильной личной боли человека максимально снизит значимость его переживаний, от чего он почувствует себя еще хуже, предупреждает Зентеги.

3. «Если ты не прекратишь, я больше не буду с тобой общаться».

Ультиматумы запрещены. Чтобы перестать заниматься селфхармом, требуется больше, чем просто сила воли, объясняют специалисты из NAMI. А выдвигая условия и ультиматумы можно только ухудшить ситуацию. Страх потерять дружбу и связь лишь увеличит у человека чувство одиночества, безысходности, непонимания и бессилия.

Всегда надо помнить, что ваши возможности не безграничны

Несмотря на все приложенные усилия человек может отказаться слушать и от помощи тоже, напоминает доктор Кантор. Да, это может породить ощущение провала и безысходности, но это еще не значит, что слова не возымели должного эффекта. «Не ждите, что поведение друга или близкого тут же изменится, но вы уже посеяли семена в землю», — поясняет он.

Например, Меган признается, что продолжала причинять себе вред еще в течение полугода после разговора с подругой. В итоге она прекратила это делать благодаря помощи мамы и психотерапевта. Но тот разговор с подругой был, по ее словам, «крохотным шажком на пути к выздоровлению».

«Следует заранее продумать и проговорить, что собираетесь сказать, — советует Зендеги. — Стоит быть готовым использовать и невербальные способы общения: смотрите другу в глаза, «зеркальте» язык его тела — выражения лица, позы, движения, чтобы прочувствовать его состояние».

«Меня достала эта жизнь». Что делать, если ребёнок говорит о суициде

«Не выдумывай!», «Мне бы твои проблемы!», «Потом смеяться над этим будешь!» — все эти фразы совсем не подбадривают. Они, наоборот, могут погрузить ребенка в еще более глубокую тоску. Как понять, что у подростка есть проблемы, которыми он не хочет делиться, и распознать суицидальное настроение? Врач-психиатр и психотерапевт, руководитель Клиники психиатрии и психотерапии Европейского медицинского центра Наталья Ривкина дает подробную инструкцию.

Стоит ли обсуждать с подростком тему суицида?

Существует стереотип, что если человека спросить, есть ли у него мысли о суициде, то этим можно усугубить его переживания. Это неправда. Для многих подростков вопрос «Думаешь ли ты о том, что ты не хочешь жить?» или «Думаешь ли ты о том, чтобы уснуть и не проснуться?», наоборот, может стать той спасительной веточкой, которая даст шанс открыто и честно поговорить о том, что с ним происходит.

Как делать это правильно?

Такие непростые темы лучше обсуждать в спокойной обстановке. Точно не стоит этого делать сразу после того, как родители увидели на запястье у ребенка порезы. В этот момент подросток находится в очень большом напряжении, родители напуганы, злятся, не знают, как себя вести. Лучше честно сказать, что у вас есть вопросы, которые вы чуть позже хотели бы обсудить.

Чего ни в коем случае нельзя говорить подростку, который находится в кризисном состоянии?

Нельзя говорить, что у него нет причин для плохого настроения и что все будет хорошо. Мы очень стараемся этим поддержать наших детей, но для них это звучит как обесценивание их опыта. Самая главная фраза, которая поддерживает подростка, — «Я понимаю, как тебе сейчас трудно». Многим родителям кажется, что, произнося эту фразу, они могут сделать только хуже, но это не так.

Читайте так же:
Мне очень плохо у меня депрессия что делать

Как нужно вести себя родителям?

Зачастую, сталкиваясь с саморазрушающим и антивитальным поведением ребенка или слыша от него слова вроде «Я хочу умереть», «Я знаю, что вы меня не любите, я хочу исчезнуть», «Меня достала жизнь», родители относятся к этому как к манипуляции. К сожалению, это не помогает поддержать подростка. Очень важно серьезно относиться к тому, что испытывает ребенок. И фразы вроде «Не смей наносить себе порезы, это очень плохо» или «У тебя все не так уж плохо, на улице весна, хорошая погода, и все будет хорошо» могут ранить подростка. Говоря так, родители показывают, что они не воспринимают всерьез его переживания.

Чем отличается желание подростка привлечь к себе внимание (в том числе родителей) от намерения покончить с собой?

На самом деле современная детская и подростковая психиатрия не разграничивает эти вещи. Любое проявление антивитального поведения расценивается психиатром как суицидальный риск. Бывает, что подросток наносит себе порезы, чтобы успокоиться, и не планирует от этого умирать. Но он может не рассчитать глубину пореза и погибнуть.

Есть крайне опасный стереотип, что подростки совершают суицидальные попытки исключительно с манипулятивной целью. Но часто причина этого более серьезна — например, депрессии и различные варианты психических расстройств, которые родители могут долго не замечать. Подросток взрослеет, и многие формы его поведения, например замкнутость, отгороженность, протест, негативизм, раздражительность, могут восприниматься как «возрастные особенности». Но когда в причинах такого поведения начинают разбираться специалисты, часто выясняется, что подросток на самом деле испытывает клиническую депрессию, у него расстройство биполярного или шизофренического спектра. И очень важно не пропустить это состояние именно в подростковом возрасте.

В каких ситуациях разговор о суициде нельзя откладывать?

Когда мы видим явные признаки того, что подросток испытывает суицидальные переживания и совершает антивитальные действия. В первую очередь это порезы на руках или ногах. В этих случаях ребенок начинает постоянно носить закрытую одежду. Важный момент: когда у родителей возникают подозрения, что ребенок думает о суициде, нужно обсудить с ним это, избегая запретов, ограничений, наказаний и уничижения его эмоционального опыта.

Что делать, если подросток уже предпринял попытку суицида?

В этой ситуации вариант только один — обращаться к врачам. Иногда родители, опасаясь социальных последствий от обращения к психиатру («поставят на учет, не сможет поступить в институт, сдать на права, клеймо на всю жизнь»), предпочитают скрывать суицидальные попытки. Но замалчивание — опасный путь, потому что суицид — это всегда последствия чего-то большего, верхушка айсберга. Если не пытаться помочь подростку в том главном, что с ним происходит — например, справиться с депрессией или преодолеть какие-то болезненные поведенческие паттерны, которые у него возникают в силу особенностей развития, — он надолго останется в группе риска.

Как его контролировать, какую помощь оказать? Куда обратиться?

Это могут быть разные варианты — начиная от скорой помощи, если ситуация экстренная, и заканчивая плановым обращением к психиатру, если, например, ребенок говорит: «Вчера выпил все таблетки от головной боли, которые нашел в шкафу, а потом испугался и вызвал рвоту». Физически ребенок в безопасности, ситуация вроде бы миновала, но это не значит, что можно оставить все как есть. Это вопрос жизни и смерти, поэтому обращение к врачу обязательно, причем именно к психиатру. После суицидальной попытки подростка могут госпитализировать в обычную клинику для оказания первой помощи, и он окажется вне поля зрения психиатров. Если это произошло и ребенка выписали без консультации психиатра, родителям необходимо сразу после выписки отвести его на прием.

Конечно, когда речь идет о госпитализации подростка после суицидальной попытки в острое отделение психиатрической больницы, он может оказаться в не очень комфортных бытовых условиях. В таких отделениях нет дверей в туалете, решетки на окнах, запрещены контакты с друзьями. Важно помнить, что это делается для защиты жизни человека. Чтобы в случае, если у него сохраняется суицидальный план, он не мог выпрыгнуть из окна или сделать что-то опасное для себя в туалете.

Читайте так же:
Парень в армии как выйти из депрессии

Как убедить подростка посетить психиатра, если он сам категорически отказывается от подобного шага?

На самом деле правильнее ставить вопрос так: как убедить родителей подростка отвести его к психиатру? Как ни странно, современные подростки гораздо более толерантны к идее встречи со специалистом, чем старшее поколение. Родители часто отрицают, что у ребенка есть эмоциональные проблемы, или не считают их важными.

Когда же родители видят проблему, но подросток по какой-то причине отказывается от помощи, аргументы для его убеждения нужно формулировать исходя из того, что беспокоит его самого. Например, он плохо спит ночью, ссорится с друзьями, не успевает в школе. Если я родитель и я хочу, чтобы мой ребенок пошел к психиатру, я, вероятнее всего, скажу: «Послушай, я вижу у тебя порезы на руке, мне кажется, что это опасно. Ты постоянно конфликтуешь с нами, нам очень тяжело. Ты стал плохо учиться. Неплохо бы об этом поговорить с психиатром». Если мы посмотрим на ситуацию глазами подростка, то увидим, что порезы на запястьях для него не проблема, а способ справиться с эмоциональным напряжением. При этом проблему он видит в чувстве тревоги, страхе, душевной боли. Именно возможность справиться с этими состояниями может стать для него поводом встретиться со специалистом.

Существует теория, что если человек совершил одну или несколько суицидальных попыток, то рано или поздно он предпримет еще одну. Это правда?

Это зависит от того, что стало причиной суицида. Действительно, ребята с психическими расстройствами будут повторять суицидальные попытки, если их болезнь продолжает прогрессировать. Это один из симптомов — такой же, как снижение настроения, нарушение мышления или галлюцинации, например. И если психическое состояние не улучшается, риск повтора суицидальной попытки остается.

Могут ли внешние источники (так называемый деструктивный интернет) влиять на состояние ребенка и спровоцировать у него суицидальные настроения?

Это серьезная опасность для ребят, у которых есть какие-то психоэмоциональные риски. То есть, если у подростка депрессия и он ищет для себя какой-то выход, он может в социальных сетях найти четкую инструкцию, что ему делать. Конечно, это опасно.

Основной способ помочь ребенку избежать опасности — честные, открытые, доверительные отношения, которые не строятся на страхе и наказаниях. Мы должны дать ребенку понять, что нам важно то, что с ним происходит. И если он испытывает эмоциональную боль (даже если нам кажется, что нет никаких причин для этой боли, потому что он живет в комфортных условиях, учится в хорошей школе и наша собственная жизнь в его возрасте была намного тяжелее, чем его), не нужно пытаться доказать ему, что эта боль не настоящая. Это то, что подросток действительно чувствует. Это очень важно признавать — с уважением, интересом и теплом.

Если что-то в поведении или настроении ребенка вас настораживает, можно проконсультироваться у специалистов клиники ЕМС. Психиатры клиники работают в составе большого многопрофильного госпиталя и умеют вовремя диагностировать и комплексно лечить подростковые депрессии, расстройства шизофренического спектра, биполярные расстройства, расстройства пищевого поведения и прочие психиатрические синдромы и состояния — как амбулаторно, так и в стационаре.

Впереди паровоза

— Когда ребенок идет в первый класс , он понимает , что начинается какой-то новый этап , но ничего о нем не знает. Возможно , у него есть ожидания , и он может быстро разочароваться. Как ему помочь перейти на этот новый уровень?

— Система воспитания и обучения , которую прошли мы , основывалась на наших возможностях и удовлетворяла наши же потребности. В современном мире она дала сбой. Перекос происходит колоссальный , и год от года все больше.

Читайте так же:
Как выйти из самой глубокой депрессии

Дети от года до трех лет , например , должны много двигаться. Это стадия формирования сенсомоторного интеллекта. Человек познает мир через движения и ощущения. В это время он накапливает багаж ощущений и формирует свою нервную систему так , чтобы в дальнейшем она была способна выполнять другие операции и обслуживать другие процессы , например мышление , на котором потом будет строиться как раз обучение.

Слишком увлеченные идеей развития ребенка родители , начитавшись интернета , начинают своих 2−3-летних детей усаживать за стол и учить буквы. Бежать впереди паровоза , в общем. Мать , что ты делаешь? Чего хочешь добиться? Чтобы ребенок к 10-му классу докторскую диссертацию защитил?

Это очень жестоко по отношению к маленькому человеку. Движения и ощущения — это буквально еда для нервной системы ребенка в этом возрасте. И родители его постоянно недокармливают.

Подростки. Кеды.

Так что к первому классу ребенок приходит , во-первых , физически чахлым , во-вторых , с уже накопленным колоссальным отвращением к самому процессу обучения. Ведь , если вместо еды всякий раз давать человеку какую-нибудь вонючую гадость , он очень быстро перестанет есть вообще.

У здорового ребенка огромный познавательный интерес , но с ним учат буквы и цифры , а не познают мир на ощупь. В школе все еще хуже. Ребенок и физически не может вытягивать эту нагрузку. А там еще и оценки. Потом приходит пубертатный период и вообще сносит крышу.

— Если в начальной школе уже видно проблему , то как ее решить?

— Решить можно , но не всегда есть кому это сделать. Грамотный педагог , конечно , сможет пробудить искру любознательности в своем ученике , но сейчас все больше ориентируются на показатели , а не на процесс. У процесса познания нет результата , он ценен сам по себе , так нарабатывается драгоценный опыт , который нельзя как-то измерить.

Подростки.

Заключение

Когда беда случается с нашими близкими, мы спешим к ним, думая, как успокоить человека, что ему сказать. Важно, чтобы человек чувствовал поддержку. Когда вы рядом, слова могут даже не потребоваться. Достаточно обнять человека или поплакать вместе с ним. Для него важно выплеснуть эмоции, чтобы стало легче. Причем этот выплеск необходим как женщинам, так и мужчинам. Вторым даже больше, потому что они привыкли держать все эмоции в себе. Будьте внимательны к своим друзьям и близким, и думайте, прежде чем что-то говорить, пытаясь утешить.

Итоги

  • Компьютерная зависимость существует. Но не факт, что она у вас есть. Если вы способны нормально работать, заниматься другими делами и не думаете об играх 24/7, скорее всего с вами все в порядке.
  • Сильнее всего вызывают зависимость MMORPG, на втором месте — мультиплеерные шутеры, на третьем — мобильные игры по типу ферм и сбора лута.
  • Игровая зависимость — чаще всего симптом других психических расстройств. Поэтому если вы чувствуете, что игры — единственная отдушина в жизни, лучше идите к психологу.
  • Чтобы зависимость не развивалась, почаще переключайте виды деятельности. Не давайте своему мозгу уяснить, что игры — простой и понятный способ получения дофамина.
  • Если вы или ваш близкий — гейм-зависимый человек, не спешите выбрасывать компьютер. Будьте хитрым ниндзя! Лучше обложиться другими приятными триггерами и хотя бы иногда на них отвлекаться.
  • Нужно выбрать несколько занятий вместо игр и периодически их чередовать. Иначе из одной зависимости можно быстро провалиться в другую.
  • Привычки формируются медленно — дайте себе на них время и не пытайтесь поменять образ жизни радикально за один день. Психика такое не любит.

Ну, а если у вас все в порядке, то не пропустите, например, новенькую Assassin’s Creed Valhalla. Или почему бы не пройти по второму кругу Ведьмака?

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector