Vladey-soboy.ru

Владей Собой
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Лишение дееспособности психически больных: описание процедуры и документы

Лишение дееспособности психически больных: описание процедуры и документы

В статье рассмотрим, как проходит лишение дееспособности психически больных.

Общая норма, установленная 1-й частью 21-й статьи ГК РФ, гласит: способность исполнять гражданские обязанности и иметь гражданские права появляется у россиянина по достижении им совершеннолетия.

Психически больной человек

В то же время порой возникают такие ситуации, когда из-за травмы, возраста или психического заболевания у человека теряется связь с действительностью, он перестает относиться адекватно к людям, которые его окружают, и к происходящим событиям. Психически больной человек в этом случае не отдает отчета своим действиям, может совершить во вред себе гражданско-правовые сделки (купля-продажа, дарение), которые никогда бы не совершил в здравом уме. Нередко рядом с таким человеком оказываются мошенники, пытающиеся воспользоваться его патологическим состоянием и завладеть, например, его недвижимостью. Больной человек в результате общения с недобросовестными гражданами может остаться без крыши над головой, попросту оказаться на улице.

С целью защиты интересов пожилых пациентов и лиц, которые страдают психическими расстройствами, гражданское законодательство предусматривает возможность лишения дееспособности гражданина. Также закон предполагает процедуру ограничения дееспособности.

Признание гражданина недееспособным: В каких случаях возможно

Под дееспособностью в юриспруденции понимается физическое и психическое здоровье человека, позволяющее ему полностью нести ответственность за свои действия и поступки. Гражданин может утратить дееспособность по причине:

  • психического расстройства;
  • старческой деменции;
  • заболевания, которое приводит к серьезным функциональным нарушениям.

К последнему пункту можно отнести и случай инвалидизации пожилого человека после инсульта . Обычно это происходит с пациентами I, реже II групп инвалидности. Зачастую это очень тяжелые больные, не способные самостоятельно передвигаться и нуждающиеся в постоянной помощи.

Признание гражданина недееспособным

Вопрос о признании гражданина недееспособным поднимается в том случае, если по причине психического расстройства он не руководит своими действиями и не понимает их смысла (ст. 29 ГК РФ). К некоторым пациентам после инсульта это вполне применимо.

При инсульте в той или иной мере повреждаются ткани головного мозга. Это может затронуть только физические функции организма — вестибулярный аппарат, зрение, двигательную активность — или нанести урон психическому состоянию пациента.

В особо тяжелых случаях пережившие инсульт инвалиды действительно теряют способность понимать значение и контролировать свои поступки. Превращаются в «малых детей», нуждающихся в бдительном присмотре. Неосознанно они могут нанести вред себе или окружающим.

Встречается и другой вариант. У пожилого человека сохранны память и интеллект, но полностью обездвижено тело. Он способен понимать значение принимаемых решений, но не может самостоятельно действовать и вообще двигаться (подписывать документ и прочее). В этом случае также возможно открытие дела о признании гражданина недееспособным через суд.

Отобрать ребенка у родителей можно по причине психического расстройства?

Обосновывая такие решения, комиссии исполкомов ссылаются на Постановление Министерства здравоохранения №36 от 30.03.2010 года, где указан перечень заболеваний, при которых родители не могут выполнять родительские обязанности. Среди них – шизофрения и бредовые расстройства, органические психические расстройства, аффективные расстройства настроения, умственная отсталость. Однако психиатры утверждают, что сам по себе диагноз не может быть однозначным основанием для изъятия детей, вопрос нужно решать в каждом случае индивидуально. Как избежать формализма в этом вопросе? Как организовать работу с такой семьей, чтобы минимизировать риск отобрания детей? Тему обсудили эксперты.

Читайте так же:
Я научилась жить с шизофренией

02_hvostovaКак рассказала заместитель директора по медицинской части РНПЦ психического здоровья, кандидат медицинских наук Ирина ХВОСТОВА, психические расстройства у каждого человека протекают по-разному, у кого-то с интенсивной клиникой и значительными нарушениями, у кого-то — нет. Все очень индивидуально.

— Утверждать, что родители с такими заболеваниями более опасны для детей, чем здоровые, — это дискриминация. Я видела постановления судов, в результате которых дети были отобраны у родителя на основании признания психического расстройства. И в наш центр периодически обращаются женщины с просьбой пересмотреть диагноз, потому что у них отняли детей. Но как мы можем это сделать? Медицинские критерии диагноза есть. Другое дело, что мы как лечащие врачи четко понимаем, что эти женщины так же, как другие родители, могли бы воспитывать детей. Поэтому решения судов, в которых главным основанием для отобрания является диагноз, кажутся несправедливыми. Скорее всего суд идет по простому пути: получает по запросу решение врачебно-консультационной комиссии психоневрологического диспансера. Но ВКК лишь решает, входит данное заболевание в вышеназванный перечень или нет. И все. Суду правильнее было бы обращаться к специалистам из службы медицинских экспертиз, которые проводят психолого-психиатрические экспертизы и решают вопрос, насколько человек может выполнять свои родительские обязанности. Ведь способность их выполнять не обусловлена исключительно психическим расстройством, она обусловлена в целом личностью человека.

Помню, как мы хотели помочь возвратить ребенка одной пациентке: проконсультировали ее у профессора кафедры, он подключился ко всеобщему сопереживанию судьбе этой женщины и написал персональное мнение, что она может выполнять материнские обязанности. Но суд не принял его во внимание. Решая такие вопросы, нужно учитывать интересы и родителя, и ребенка. Законодатели и общество должны помогать людям в реализации родительских прав, а не ограничивать их. Иначе проблема будет загоняться вглубь. Представьте: молодая женщина переносит психическое расстройство, у нее отбирают ребенка. И что мы видим дальше? В результате такой травмы возникает новое психическое расстройство, как правило, депрессивный эпизод. А как ей после этого социализироваться, восстанавливаться? Разрыв диады «мать и дитя» — это не решение проблемы, а создание новых проблем для обоих, да и для общества в целом. Есть и еще один аспект: мамы, зная, чем может закончиться визит к психиатру, к нам просто не обратятся. Между тем возможности современных препаратов позволяют говорить о хорошем прогнозе при многих психических заболеваниях, даже шизофрению сегодня мы расцениваем как заболевание с благоприятным исходом (при условии адекватного лечения). Но когда люди безумно боятся ограничений, они не обратятся за медицинской помощью и обречены на печальные последствия. Также важно помнить, что психические расстройства чрезвычайно распространены и для каждого из нас есть вероятность оказаться на месте этих людей.

Читайте так же:
Невроз навязчивых состояний шизофрения отличия

02_martynovaС тем, что по одному лишь диагнозу родителя ребенка нельзя изымать из семьи, согласна и Татьяна МАРТЫНОВА, замглавного врача Минского областного клинического центра «Психиатрия-наркология».

Мнение прокуратуры

02_podvoyskyПо мнению заместителя начальника отдела по надзору за исполнением законодательства о несовершеннолетних и молодежи Генеральной прокуратуры Алексея ПОДВОЙСКОГО, для решения этой проблемы необходимы изменения и уточнения законодательства.

— К нам также поступают похожие обращения. Причем есть такие сложные случаи, когда из-за психического заболевания родитель признается недееспособным, у него изымается ребенок и отдается на усыновление другим людям, но впоследствии родитель проходит лечение, по оценкам врачей, уже может вести свободный образ жизни, исполнять родительские обязанности, вернуть себе дееспособность, но его ребенок уже усыновлен! Ситуация сегодня мне представляется проблематичной в плане защиты прав таких людей, прав детей. С одной стороны, мы понимаем, что само по себе психическое заболевание не является основанием, чтобы полностью ограничивать родительские права человека. Но, с другой стороны, мы сегодня не имеем правовой базы, чтобы градировать состояние таких граждан, уровень их дееспособности: один человек при таком течении заболевания вполне может осуществлять свои родительские функции, другой — не в полной мере, а третий — совсем не в состоянии. Мы не вправе требовать от органов опеки, принимающих решение о судьбе ребенка, определять состояние здоровья родителя и прогнозировать, к чему оно может привести. Поэтому прокуратура как надзорный орган видит выход в научно обоснованной и законодательно закрепленной системе защиты прав родителей, обеспечивающей наиболее полный учет степени их недееспособности (или способности понимать значение своих действий или руководить ими) при выполнении родительских функций. В идеале в решении органа опеки и попечительства или суда должно быть определено, в какой мере человек ограничен в родительских правах и что необходимо для компенсации этого ограничения. В данном вопросе должен быть реализован принцип вмешательства в права и свободы таких родителей в минимальной степени, необходимой для их защиты, а также защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Мы со своей стороны видим проблему, обсуждаем ее с Министерством образования и будем влиять на правоприменительную практику на местах.

Читайте так же:
Ты никогда не узнаешь когда начнется твоя шизофрения кто сказал

Международный подход

02_fomenok— Чтобы не было формализма в таких деликатных вопросах, нужно развивать семейно ориентированный подход, который рассматривает интересы всей семьи, — считает Галина ФОМЕНОК, специалист по программам защиты детства Представительства Международного детского фонда в Беларуси. — Лучшее удовлетворение интересов ребенка – в семье. Его отобрание у родных – это огромная травма на всю жизнь и для него, и для родителя. Если у родителя уже есть проблема, в данном случае болезнь, то есть лишение его права воспитывать своих детей, еще больше усугубляет ситуацию. Диагноз не должен быть приговором семье. Мировая практика решения проблем таких семей свидетельствует, что, с одной стороны, должно быть четкое межведомственное взаимодействие, в том числе между медиками и органами опеки, с другой – широкая сфера услуг, направленных на поддержку таких семей. Например, к семье могут прикрепить медработника и соцработника, которые будут ее патронировать.

02_spirkinaПример межведомственного взаимодействия привела «АиФ» Тамара СПИРКИНА, председатель ОО помощи душевнобольным «Миноди» им В. Бычкова:

— Мы недавно были в Берлине и знакомились с местным опытом по оказанию системы комплексной помощи людям с психическими заболеваниями. Проблема конкретного человека обсуждается на заседании местного муниципалитета, где присутствуют медработники, соцслужбы, учреждения и ОО, оказывающие различные услуги этим людям. Представитель пациента описывает собравшимся образ его жизни и проблему. Это очень предметное изучение жизни человека, он рассматривается со всеми его потребностями. И поэтому решения принимаются взвешенно и в его пользу. Мы от этого еще очень далеки, и причина, на мой взгляд, — в стереотипах, в устаревших подходах к таким людям. Поэтому в первую очередь нужно изменение взглядов на душевнобольных в нашем обществе. Тогда и законодательство будет более прогрессивным и адекватным.

02_rybchinskayaТо, что люди с заболеванием предпочитают скрывать болезнь, опасаясь последствий и зная о стереотипах в отношении себя, — действительно проблема, согласна Ольга РЫБЧИНСКАЯ, директор клубного дома для людей с психическими заболеваниями «Открытая душа». — Я побеседовала с некоторыми молодыми мамами, которые сохранили детей в семье. Одной из них сам врач напрямую посоветовала нигде не афишировать заболевание, чтобы не произошло отобрания ребенка, другая, зная о такой практике, просто предпочла частный медцентр государственному, и пр. Получается, эти люди, их семьи оставлены один на один с проблемой, потому что пока нет альтернативы таким жестким «профилактическим» мерам, как ограничение в родительских правах.

Позиция Министерства образования

02_rudenkova— Отделы образования, исполняя функции по опеке над детьми, руководствуются в своей деятельности не предположениями, не рассуждениями, а законодательством, — пояснила Галина РУДЕНКОВА, начальник отдела социально-педагогической работы и охраны детства Министерства образования. — На данный момент согласно Кодексу о браке и семье, в случае если в семье один родитель, врач обязан сообщить в органы опеки о том, что у того есть заболевание, препятствующее выполнению родительских обязанностей. Детей, чьи родители имеют такие заболевания, КоБС относит к категории детей, оставшихся без попечения родителей, и возлагает защиту их прав на органы опеки и попечительства. Они в силу сегодняшнего законодательства обязаны инициировать решение исполкома о признании этого ребенка оставшимся без попечения родителей, дать ему все права детей-сирот и назначить опекуна (попечителя). При этом закон позволяет лицу, осуществляющему опеку над родителем, быть опекуном и над ребенком. Помещение в детский дом происходит только в том случае, если не найдется опекун, приемная семья или детский дом семейного типа. Никаких препятствий в общении ребенка с биологическим родителями при этом никто чинить не должен. Если сегодня законодатель даст градированные подходы к определению возможностей исполнять родительские обязанности, тогда органы опеки будут работать по-новому. Я разделяю позицию, что в отношении таких семей должна быть развернута широкая сфера поддерживающих и сопровождающих услуг, а также налажено межведомственное взаимодействие. Ведь отделы образования отвечают только за опеку над детьми, а осуществление функций по опеке и попечительству в отношении совершеннолетних лиц, которые признаны недееспособными или ограниченно дееспособными, возлагается на управление здравоохранения областного исполкома, Комитет по здравоохранению Минского городского исполкома. Поэтому впору ставить вопрос о том, как нам взаимодействовать, чтобы сохранять семьи с больным родителем.

Читайте так же:
Шизофрения на органически неполноценной почве

ЦИФРА

За последние десять лет первичная заболеваемость психическими расстройствами в Беларуси увеличилась на 50%. Сегодня в каждой четвертой белорусской семье есть страдающий психическим расстройством.

На 1 октября 2013 года в Беларуси на всех видах учета состояли 291 000 человек с психическими заболеваниями. В 2012 году 337 699 человек получили психиатрическую помощь, стационарная помощь была оказано более 73 тыс. человек (По данным РНПЦ психического здоровья).

ВАЖНО ЗНАТЬ

Как пояснила Галина Руденкова, у граждан есть право оспорить любое решение в суде, в том числе — о назначении ребенку опекуна, об изъятии ребенка из семьи, о признании его оставшимся без попечения родителей. Если суд признает действия госоргана необоснованным и ущемляющим права граждан, это решение будет отменено. В Постановление Совета министров №1728 от 26.12.2006 г. прописан порядок установления и утраты сиротского статуса. Там сказано: если родитель представит справку, что у него уже нет заболевания, препятствующего исполнению родительских обязанностей, тогда ребенок возвращается в семью.

Татьяна Островская, заместитель начальника Управления сложных судебно-психиатрических экспертиз Главного управления судебно-психиатрических экспертиз Центрального аппарата ГКСЭ, эксперт-психиатр, пояснила нюансы их работы.

Оценка сугубо школьных базовых знаний никогда не является основанием для решения вопроса о способности человека понимать значения своих действий и руководить ими. Помимо базовых знаний анализируются навыки социального функционирования, социальной понятливости, которые определяют возможность жить самостоятельно, пояснила эксперт.

С 1 августа 2020 года вступят в силу поправки в Гражданский кодекс, которые вводят понятие «ограниченная дееспособность».

Эксперты готовы рассматривать любую информацию о человеке, которую стороны процесса и опекуны могут предоставлять в определенном порядке, уточняет эксперт-психиатр. Например, при подаче заявления о восстановлении дееспособности можно ходатайствовать в суде, чтобы были опрошены соседи, друзья, работники интерната. Можно собрать пакет документов в произвольной форме с показаниями свидетелей, характеристики человека.

Читайте так же:
Интернат для ребенка больного шизофренией

Виды недееспособности

Сегодня выделяют несколько критериев недееспособности:

  1. Недееспособности в силу возраста. О такой категории уместно говорить в отношении детей, не достигших совершеннолетия или в отношении лиц преклонного возраста. В первом случае невозможность отвечать за свои поступки вызвана маленьким возрастом граждан, отсутствием опыта и знаний. Для второго случая характерно наличие изменений в организме лица, в том числе нервной системе, не позволяющие трезво оценивать окружающую обстановку;
  2. Недееспособность граждан в связи с психическим заболеванием. Такая категория недееспособности может быть установлена только при наличии медицинских документов, которые подтверждают, что гражданин не способен адекватно воспринимать действительность;
  3. Частичная недееспособность. Для этой категории характерна возможность лица адекватно воспринимать окружающую действительность, однако в силу каких – либо объективных причин, реакция на такую действительность не всегда рациональная. Частично недееспособным зачастую признается гражданин, который имеет зависимости или пагубные привычки, например, такие как азартные игры, алкоголизм и иные.

В качестве примера можно привести граждан, которые страдают заболеванием афазия. Афазия – это частичная или полная утрата уже сформировавшейся речи, которая вызвана локальным органическим поражением речевых зон головного мозга. Человек с данной патологией испытывает серьезные трудности в общении с другими людьми, у него нарушается восприятие окружающего мира. Пациенты с рецептивной афазией не способны понимать слова или распознавать слуховые, зрительные или тактильные символы. А у пациентов с экспрессивной афазией нарушается способность речеобразования при относительно сохраненном понимании и осмыслении речи. Существуют и другие типы афазии, которые могут в значительной степени перекрываться. В случае обширных повреждений коры доминантного полушария, захватывающих моторные и сенсорные речевые зоны, развивается тотальная афазия – т. е. нарушение способности говорить и понимать речь.

Граждане с подобными заболеваниями, как афазия или шизофрения могут быть признаны судом недееспособными, ведь подобные граждане в социуме считаются невменяемыми.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector