Vladey-soboy.ru

Владей Собой
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Данные о смертности занижены примерно в 2,5 раза. Что не так с официальной российской статистикой по коронавирусу

"Данные о смертности занижены примерно в 2,5 раза". Что не так с официальной российской статистикой по коронавирусу

В России рекордная статистика по коронавирусу. Что не так с объяснениями властей

В России зафиксированы новые рекорды заболеваемости и смертности от COVID-19. 15 октября оперативный штаб по борьбе с коронавирусом заявил, что за предыдущие сутки в стране заболели 32 196 человек, умерли 999.

Предыдущий максимальный суточный прирост заболеваемости ковидом власти фиксировали 14 октября 2021 года, а до этого – 24 декабря 2020-го. По официальным данным, в России зарегистрировано 7,8 млн случаев заболевания, а общее число жертв превысило 220 тысяч человек.

Независимый демограф Алексей Ракша утверждает, что данные о смертности занижены примерно в 2,5 раза. По его данным, избыточная смертность в России составляет 2400 случаев в сутки. Избыточная смертность – это "золотой стандарт", по которому ученые определяют масштабы эпидемии коронавируса.

"Это означает, что примерно две-три недели назад каждый день заражалось примерно 240 тысяч россиян, из которых, конечно, какая-то часть бессимптомно, но примерно половина, как я считаю и по опыту других стран, должны были обращаться к врачу", – утверждает Ракша.

По его словам, если бы в России была честная статистика, показатели заболеваемости COVID-19 достигали бы 180 тысяч за сутки. "Это расчет на коленке, точнее сделать нельзя", – отмечает ученый.

Основные причины смертности в России

Самой опасной болезнью, приводящей к летальному исходу, принято считать рак. Однако в качестве причин смертности в России он не лидирует.

Первое место.

На первом месте уже много лет держатся болезни системы кровообращения. В 2018 оду на них пришлось 841 тыс. 915 скончавшихся человек. Под эту категорию подпадает несколько отдельных видов заболеваний:

#Наименование болезниКоличество умерших
1Ишемическая болезнь442 тыс. 635
2Гипертоническая болезнь16 тыс. 325
3Цереброваскулярная болезнь254 тыс. 881
4Прочие заболевания128 тыс. 074

Второе место.

Смертность от новообразований занимает вторую позицию в качестве причин. В 2018 году в России она была на уровне 288 тыс. 756 смертей. Из них от злокачественных опухолей скончалась основная часть – 283 тыс. 386.

Третье место.

На третьем месте причин смертности идут внешние факторы. К сожалению, очень высоким остается количество самоубийств – почти 18 тыс. за год. И практически не снижается смертность от ДТП – почти 19 тыс. в год.

Если вернуться к заболеваниям, статистика показывает неуклонный рост количества умерших от болезней нервной системы. Всего в 2018 году в России их число составило 112 тыс. 724.

По-прежнему на высоком уровне смертность от заболеваний органов дыхания – 59 тыс. 803 и всевозможных сбоев в эндокринной системе – 41 тыс. 702.

Профессиональные заболевания в РФ

Гетсиз.ру

Профессиональные заболевания в РФ

Фото автора Kateryna Babaieva: Pexels

Бытует мнение, что абсолютно безвредных профессий не существует. И с этим вполне можно согласиться: любой труд требует умственного и физического напряжения, и это отражается на состоянии здоровья человека.

Статистика профессиональных заболеваний в мире

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, во всем мире производственные факторы ежегодно являются причиной 2,24 млн смертей, большинство из которых (более 80%) вызвано профессиональными заболеваниями. По данным ВОЗ от 2012 года, основными заболеваниями в мире являются:

  • респираторные заболевания – 28,16%;
  • расстройство опорно-двигательного аппарата – 18,45%;
  • заболевания, вызванные контактом с вредными веществами – 18,35%;
  • кожные заболевания – 11,65%;
  • биологические вещества, инфекции – 6,8%.

Согласно Федеральному закону № 125 от 24.06.1998 г., профессиональное заболевание — это нарушение здоровья, спровоцированное систематическим воздействием вредных факторов в неблагоприятных условиях труда. Проявляется это в дисфункции отдельного органа или системы жизнедеятельности. Последствиями профессионального заболевания на производстве становятся временная или постоянная утрата трудоспособности (ст. 209 ТК РФ).

По данным ФЦГиЭ Роспотребнадзора, на формирование профессиональной заболеваемости работников влияют:

  • шум — 27,23%;
  • тяжесть и напряженность — 21,57%;
  • воздействие вредных аэрозолей — 19,28%;
  • общая и локальная вибрация — 16,79%;
  • различные химические факторы — 6,69%;
  • биологические факторы — 3,78%;
  • другие производственные факторы — 4,66%.

Работа во вредных условиях труда

Условия труда в России, согласно Федеральному закону №426 от 28.12.2013 года, делятся на 4 класса в зависимости от степени вредности.

  • Оптимальные условия труда (1 класс).
  • Допустимые условия труда (2 класс).
  • Вредные условия труда (3 класс).
  • Опасные условия труда (4 класс).

Классы условий труда разбиты на подклассы.

В основном, профессиональные заболевания возникают у работников на вредных и опасных производствах. К вредным производствам в России относятся: горная добыча, металлургия (черная и цветная), химическая промышленность, переработка полезных ископаемых, обработка металлов, изготовление пороха и взрывчатки, атомная и ядерная промышленность, производство стекла, стройматериалов, целлюлозно-бумажной продукции, выпуск биопрепаратов и лекарственных средств, работа в учреждениях системы здравоохранения, работа с радиоактивными элементами.

Ранее первый замминистра труда и соцзащиты России Сергей Вельмяйкин отмечал: «Сейчас более 20 миллионов россиян работают во вредных условиях, что составляет 31% от общей численности экономически активного населения. И ежегодно количество заболевших профессиональными заболеваниями увеличивается на 5-7 тысяч в год».

Средства индивидуальной защиты играют большую роль в снижении вредных воздействий на работника. В случае применения сотрудниками на предприятии сертифицированных и эффективных СИЗ, подкласс вредности может быть снижен на одну степень.

Закон должен стимулировать работодателя закупать качественные СИЗ, но часто возникает ситуация, когда сами рабочие отказываются от применения эффективных СИЗ, так как при снижении класса вредности они теряют дополнительные дни к отпуску и денежную доплату в размере не менее 4% к ставке оклада. Подобный случай, по информации Гетсиз.ру, произошел на одном из крупнейших предприятий России четыре года назад.

В целом, в разных странах картина не сильно отличается от российской. Самыми вредными производствами в мире считаются те, что связаны с переработкой и хранением ядерных веществ, добычей нефти на шельфовых месторождениях, нефтепереработкой и выплавкой чугуна в доменных печах. Также этот список дополняют работы на производстве целлюлозы, на гидроэлектростанциях, химических заводах и в местах переработки бытовых отходов.

Статистика по профессиональным заболеваниям занижается

В 2014 году в России врачи зарегистрировали 162 тысячи случаев профессиональных заболеваний. Об этом заявила глава Министерства здравоохранения РФ Вероника Скворцова. Ведомство обеспокоено тем, что у каждого шестого трудящегося впервые обнаружены два и более профессиональных заболеваний.

Ведущие специалисты в этой области говорят о том, что официальная статистика очень далека от истинного положения дел. Система учета и регистрации безнадежно устарела. Кстати, около трёх лет назад министр труда и социальной защиты Максим Топилин заявил о занижении статистики профессиональных заболеваний в РФ в десятки раз. По его словам, система сейчас построена таким образом, что она «не замечает» работника до тех пор, пока он не погибнет на производстве. Он также добавил, что профессиональные заболевания на ранней стадии не выявляются. Система социального страхования и система выплат устроены таким образом, что государство платит только тогда, когда человек теряет профпригодность и выбывает из строя.

Среднегодовые потери для российской экономики, обусловленные профессиональными заболеваниями, составляют 1,5 триллиона рублей в год. Такие данные привел министр труда и социальной защиты Максим Топилин в ходе Всероссийской недели охраны труда (ВНОТ) в Сочи в 2018 году.

Цифра, мягко говоря, впечатляющая. Однако Роспотребнадзор утверждает, что россияне стали меньше терять здоровье на рабочих местах. По итогам 2017 года уровень профессиональной заболеваемости составил 1,31 случая на 10 тыс. работников, таким образом, за пять лет показатель снизился почти на треть.

Работник и работодатель не заинтересованы в выявлении профессиональных заболеваний

Ситуация с выявлением профессиональных заболеваний на предприятиях оставляет желать лучшего. На сегодня можно утверждать, что специальная оценка условий труда не показывает всех рисков и опасностей на производстве. В своевременном обнаружении профессиональных заболеваний на ранней стадии не заинтересован, по сути, никто. Работник боится быть уволенным при установлении первых признаков профессионального заболевания, и такие случаи нередки: найти повод для увольнения работодателю не проблема. Работодатель всеми силами избегает штрафных санкций и затрат на улучшение условий труда. В результате целые группы профессиональных заболеваний остаются совершенно неучтенными, ряд «новых» болезней вообще не считается профессиональными, а доказать, что врожденные заболевания у ребенка являются следствием вредных условий труда его матери никто не пытается.

Перечень профессиональных заболеваний утвержден Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 27 апреля 2012 года №417н. Первый же отечественный список профессиональных заболеваний был утвержден в СССР в 1929 году. В них заболевания делятся на острые и хронические.

Разница в определении профессиональных заболеваний в РФ и в мире

Есть различие в подходах, определяющих профзаболевания в России и в мире, согласно Международной организации труда (МОТ). Например, в классификации МОТ у заболеваний, связанных с физическими перегрузками и функциональными перенапряжениями, в четыре раза больше самостоятельных патологий, чем в российской классификации. Например, по данным ВОЗ, 8% хронических профессиональных заболеваний приходится на депрессию. В Приказе №417н депрессии как профессионального заболевания не указано.

Может, настало время пересмотреть список? Между тем, работники, занятые в потенциально опасных для здоровья сферах труда, должны, в соответствии с Трудовым кодексом, раз в год проходить обязательные периодические медосмотры для выявления тех или иных медицинских противопоказаний к выполнению работы и признаков профзаболеваний. К сожалению, за последние 5–10 лет качество этих медосмотров стало резко падать.

До сих пор действует порядок медосмотра, при котором в случае обнаружения у работника снижения зрения работодатель не обязан выписывать рецепта для ношения очков. Работник должен оплатить рецепт сам.

Как показывает мировая практика, регулярные обследования персонала и раннее выявление заболеваний (не только профессиональных, но и «общих», «офисных», «новых» и т.д.) выгодны работодателям с экономической точки зрения. Однако отечественная практика показывает формальный подход к профосмотрам.

По данным Роструда, причинами смерти россиян на рабочем месте чаще всего становятся болезни сердца. На втором и третьем местах — самоубийства и алкогольные отравления, что, по мнению экспертов, связано со стрессами и большими нагрузками.

Но как доказать, что стресс может являться профессиональным заболеванием? Вот слова главного внештатного специалиста-профпатолога Минздрава России Игоря Бухтиярова: «Мы сейчас запланировали масштабные исследования по оценке профессионального стресса и профессионального выгорания как отдаленных последствий напряженности труда и надеемся, что в ближайшее время для многих профессий будут разработаны подходы, по адекватной оценке, не только уровня напряженности труда, но и медицинских последствий этого».

К большому сожалению, Россия находится среди лидеров по смертности населения в результате онкологических заболеваний, связанных с профессиональной деятельностью. Так, в 2013 году 201 человек на 100000 умирал именно от этого. Летальный исход как следствие заболеваний системы кровообращения, также связанных с профдеятельностью, наступал в 98 случаях их 100000.

Если говорить о цифрах по всему миру, то они тоже неутешительные. Среди 2,24 млн смертей, связанных с трудовой деятельностью, большинство – 2,02 млн – вызваны профессиональными заболеваниями. Речь идет в среднем о 5500 смертях в день! Кроме того, по оценкам МОТ, ежегодно регистрируется 160 млн случаев не смертельных заболеваний, связанных с работой.

Выплаты и льготы для работников при профессиональных заболеваниях

Организация проводит выплаты по профзаболеванию на основании больничного листа, определившего диагноз как следствие профзаболевания. Расчет пособия проводится аналогично стандартной компенсации нетрудоспособности: размер начислений составляет 100%, независимо от стажа. Согласно индексации пособий и льгот по профессиональным заболеваниям на 2019 год, с 1 февраля порог максимальных выплат повышен до 77 283,86 руб. ежемесячно (в то время как с 1.02.2018 г. ограничение составляло 74 097,66 руб.). Начисление пособия производится из резервов Фонда социального страхования. Рассчитываются выплаты по размеру заработной платы, начисляемой до возникновения заболевания или потери трудоспособности.

Для того, чтобы профессиональных заболеваний становилось меньше, а количество смертей на производстве снижалось, ВОЗ разработала глобальный план действий по охране здоровья работающих. В него входят первичная профилактика профессиональных рисков, охрана и укрепление здоровья на рабочем месте и более четкое реагирование систем здравоохранения на состояние здоровья работающих. Но выполняются ли эти рекомендации на местах работодателями?

Как недавно показало специальное исследование, до 60–80% успеха в укреплении здоровья работников средних и мелких компаний связано с личной инициативой, волей и примером руководителя.

Выводы

Система профилактики и определения профессиональных заболеваний в России требует изменений. Они касаются и сбора статистических данных, и обновления списка профессиональных болезней, и проведения медосмотров, и повышения заинтересованности рабочего и работодателя в профилактике профзаболеваний. Много вопросов к размеру компенсаций нетрудоспособности в России, но это тема отдельной статьи.

Россия бьет рекорды по смертям от ковида, продолжительность жизни уменьшается. Что дальше

В России обостряется ситуация с пандемией коронавируса. Зафиксирован новый антирекорд по смертности — 3 октября оперштаб отчитался о 890 умерших с выявленным COVID-19 за сутки. В понедельник, 4 октября, был зафиксирован 25 781 случай заболевания ковидом — это максимум со 2 января.

Впрочем, по мнению демографа Алексея Ракши, ситуация гораздо хуже, чем в официальной статистике. Он прогнозирует, что из-за пандемии в 2021 году в России еще больше вырастет избыточная смертность — до 600 тыс. человек, а средняя продолжительность жизни — уменьшится и может оказаться ниже 70 лет. Самая сложная ситуация с коронавирусом, по его оценке, сейчас в регионах Поволжья и на юге, более стабильная — в Сибири и на Дальнем Востоке.

В сентябре смертность может вырасти на 40% по сравнению с нормой

— Вы писали на Facebook, что рост заболеваемости коронавирусом ускорился почти везде, кроме Дальневосточного федерального округа. Расскажите, как вы сделали такой вывод?

Алексей РакшаАлексей Ракша Facebook

— Для оценки заболеваемости я уже давно использую в основном только один индикатор: частота, с которой встречаются особые поисковые запросы в «Яндексе». Я вижу некоторые группы запросов, которые очень релевантны избыточной смертности. А избыточная смертность — это самый точный индикатор, который показывает настоящий разгул эпидемии. К сожалению, он доступен только постфактум, только спустя много недель. Допустим, если человек умер из-за ковида 15 августа, а справка о его смерти попала в ЗАГС 2 сентября, то он попадает в оперативную статистику за сентябрь, а статистика за этот месяц скорее всего будет опубликована Росстатом вечером 5 или 12 ноября. И более того, мы узнаем значения только в целом за месяц, а информация по неделям от нас уже засекречена, к сожалению. А ведь есть и посуточная информация, выгружаемая из ЕГР ЗАГС. По недельным данным мы видим, что смертность в сентябре совсем перестала падать. Сейчас оценивается, что за сентябрь будет 203 тыс. смертей. В августе, для сравнения, было 208,6 тыс. А нормальные цифры — это 143-145 тыс.

— Нормальные — в смысле средние показатели до пандемии?

— Да, это 2019 год. И тренд шел вниз. То есть если в 2019 году умирало почти 145 тыс. в месяц, то в 2020–2021 годах эти числа могли опуститься до 143-144 тыс. Вместо этого мы получаем больше 200 тыс. — рекорды, конечно, побиты. Фактически избыточная смертность за сентябрь составляет 60 тыс. Мы делим эту цифру на 30 дней и получаем 2 тыс. избыточных смертей в день (для сравнения: летом прошлого года, в июле, этот показатель достигал 1 тыс. смертей, летом этого года доходило до 2,4 тыс., а самый высокий показатель был в ноябре 2020 года — 2,9 тыс.).

Столько на самом деле умирают из-за коронавируса. И самое печальное, что эта оценка — сколько смертей будет в сентябре — уже несколько раз подрастала. Но смертность — это отложенный индикатор, который растет спустя неделю-две после начала роста заболеваемости, а заболеваемость растет примерно с 8 сентября. Собственно говоря, подтверждение этому мы и видим по запросам в «Яндексе».

— Почему вы однозначно говорите, что избыточная смертность связана именно с коронавирусом? Может быть, есть другие факторы?

— Есть обширная статистика других стран и статистика по причинам смертей в России. Если мы смотрим только на нашу страну, то мы видим, что, например, смертность от онкологии практически не изменилась. Зато существенно выросла смертность пожилых людей, а также людей от болезней системы кровообращения, диабета и особенно пневмоний. Это люди из групп риска по коронавирусу, и мы знаем, что очень много случаев, когда COVID-19 не указывают основной причиной смерти, а пишут главную причину смерти по органу или системе, которая отказала первой. И мы смотрим на статистику по другим странам — там львиную долю в приросте смертности занимают смерти людей с подтвержденным коронавирусом. Динамика и приросты смертности соответствуют поисковым запросам про коронавирус в Яндексе и Google.

Почему в Сибири и на Дальнем Востоке ситуация лучше, чем на Урале и в Поволжье

— Каким именно?

— Пока выявлено три класса запросов, коррелирующих с избыточной смертностью, а четвертый, связанный с общей смертностью, я использую как вспомогательный. «Пропало обоняние» — этот запрос с самого начала хорошо показывал, что происходит. Сейчас хуже показывает, потому что при заболевании штаммом «дельта» обоняние пропадает реже. Следующий запрос — «лечение коронавируса». На старте эпидемии он был подвержен медиа-хайпу: все искали информацию о лечении на всякий случай. Потом, когда медиа-хайп прошел, стали искать, только когда реально заболевали, и сейчас он очень хорошо соответствует избыточной смертности и реальной заболеваемости ковидом. Третий класс запросов — «пульсоксиметр и сатурация», который весной и осенью 2020 тоже испытывал влияние хайпа, четвертый — «вызвать скорую».

Но по всем этим запросам есть нюансы, и регионы надо осторожно сравнивать друг с другом, лучше с ними же самими в динамике, потому что традиции запросов могут меняются от региона к региону. Например, в Чечне количество запросов по пропаже обоняния было самым низким в стране, но смертность — самая высокая.

— Судя по поисковым запросам, в каких регионах сейчас наиболее тяжелая ситуация?

— Наихудшая ситуация сейчас в Саратовской, Липецкой, Оренбургской, Белгородской, Костромской, Воронежской, Ульяновской областях, в Башкортостане — это по запросу про обоняние. По лечению коронавируса — почти те же регионы, где Ульяновская область — лидер, плюс Удмуртия, Самарская, Пензенская, Курганская области. По «пульсксиметру и сатурации» — опять почти тот же набор плюс Карачаево-Черкесия и Алания. В основном это Поволжье, Черноземье и Южный Урал.

— С чем вы это связываете?

— Возможно, это какие-то природно-климатические особенности. Возможно, это связано с тем, что в части этих регионов многие живут в частных домах, и у них поэтому в августе затянулось распространение третьей волны, которая разгорелась к концу лета и сейчас еще продолжает расти. В Сибири население преимущественно городское, и там, как правило, быстрая очень мощная вспышка и быстрый спад.

Кстати, волна прошлой осени протекала очень похожим образом. То есть тогда на протяжении всей осени до нового года очередность заболевания регионов и характер — быстро или медленно — был примерно такой же, как сейчас.

— Где сейчас ситуация выглядит более благополучно?

— В основном в Сибири и на Дальнем Востоке: в Новосибирской области, Тыве, Бурятии, Приморье, на Сахалине. Потому что там свой паттерн прохождения волн. Эти регионы — с небольшим отставанием от двух столиц — очень резко вспыхивают, достигая очень высокой заболеваемости, но потом быстро идет спад, и далее надолго воцаряется затишье.

— Надолго — это насколько? На месяц, на два?

— Пока во многих регионах Сибири и Дальнего Востока в сентябре рост небольшой. Особенно это касается тех регионов, которые сильно переболели — Камчатки, Тывы, а также Приморья и Хабаровского края. Заболеваемость в Дагестане, Ингушетии, Чечне, Калмыкии, Адыгее падает или почти не растет. В национальных республиках, например в Чечне, ситуация выглядит благоприятно, но там обстановку нужно оценивать более аккуратно. Именно там — в Дагестане, Ингушетии и в Чечне — самая большая накопленная смертность в стране, но бОльшая часть избыточной смертности пришлась на весну-лето прошлого года.

— Какие это цифры?

— За прошлый год в Чечне умерло в полтора раза больше людей, чем обычно. Это рекорд для нашей страны. Ингушетия и Дагестан недалеко от нее отстают.

«Мы не успели как следует передохнуть после третьей волны — и у нас снова начался рост заболеваемости»

— Сейчас Россия на пике четвертой волны? Что происходит?

— Это вопрос терминологии. Раньше я считал, что волной можно называть только то ухудшение ситуации, если перед этим ситуация улучшилась в разы. Например, в Москве после всплеска в апреле – мае прошлого года, ситуация с заболеваемостью улучшилась раз в 10. А сейчас в целом по стране мы не успели как следует передохнуть после третьей волны, и у нас снова начался рост заболеваемости. Проблема в том, что на огромной территории разные регионы вспыхивают и затухают асинхронно, и в итоге получается бесконечное высокое плато заболеваемости с двумя и более тысячами избыточных смертей в сутки уже четвертый месяц.

— Когда будет спад по заболеваемости в целом по России?

— Я не возьмусь делать такой прогноз. Кто мог ждать, что у нас пойдет быстрый рост заболеваемости именно в конце мая и в начале июня? Но пришла «дельта» и все испортила. А многие говорили, что вирус сезонный, что якобы летом не может быть большой заболеваемости. Но уже в прошлом году оказалось, что это не так: посмотрите на Саудовскую Аравию, Индию, Иран, Египет, Казахстан, Урал. Возможно, какая-то сезонность есть, но какая-то странная, необычная, мы такой никогда раньше не видели. Сейчас заболеваемость растет и растет, к сожалению, достаточно уверенно. И в лучшем случае она будет снижаться в ноябре, а в худшем — она будет снижаться весной. Нас ждет тяжелый октябрь. Избыточная смертность уже превысила 750 тыс. с апреля 2020 года. 360 тыс. было в прошлом году, а в этом году она будет больше — минимум 500 тыс., максимум — более 600 тыс. А продолжительность жизни будет еще меньше.

— В 2019 году ожидаемая продолжительность жизни была 73,34 года, в 2020 — 71,54, в этом году я жду ниже, чем 71, и скорее всего ниже, чем 70 лет. Зависит от того, как будет развиваться ситуация до конца осени.

Прогноз

Что касается прогнозных данных, то ситуация выглядит следующим образом. Благодаря использованию вакцинации, медикам и ученым удается достичь существенного снижения заболеваемости сезонными вида А и В. Что же касается процента больных птичьим типом, то он имел пиковый характер в течение 1 года.

В последствии в России больше не был зафиксирован. Более тяжелыми последствиями обладал свиной грипп, который сегодня периодически мутирует, но проходит в более легкой форме, чем, например, в 2009 и 2010 годах.

Общее количество смертельных случаев от гриппа, в том числе сезонного мутирующего свиного и других видов, уменьшается. Этого удается достичь благодаря тому, что разрабатываются постоянно новые вакцины и препараты, которые способны существенно повлиять на смертность от вируса, снизив его негативное влияние на человеческий организм. Но, при этом периодически возникают все новые мутации и другие виды вирусов, которые несколько могут увеличивать уровень смертности в том или ином году.

Кстати

Безопасный «КовиВак»: ни один сирийский хомяк не пострадал

Ученые Федерального научного центра имени Чумакова опубликовали в журнале Emerging Microbes & Infections данные доклинических исследований иммуногенности, безопасности и защитной эффективности вакцины «КовиВак» на животных (мышах, морских свинках, сирийских хомяков и мартышках) которые продолжались больше года. Результаты показали, что она абсолютно безопасна и обеспечивает стабильный длительный иммунитет. По мнению ученых, это создает надежную основу для проведения исследований на людях. Третья фаза клинических испытаний на людях должна закончиться 30 декабря 2022 года.

Что будет дальше?

Крючков говорит, что сейчас далеко не пик смертности. Даже если представить, что мы остановились на сегодняшнем уровне заболеваемости, то всё равно в течение двух недель будет расти смертность. Но заболеваемость продолжает расти, поэтому это продлится дольше.

— На самом деле с этим надо работать — и работать уже сейчас, — считает он. — Сейчас уже данные, что в Петербурге практически нет мест, 95% забито. Конечно, там будут развертываться койки, но ресурсы ограничены. Москва, Санкт-Петербург, Поволжье и юг России уже в критическом состоянии. У нас пока есть регионы, где ситуация не самая критическая: Сибирь, Дальний Восток, часть Центральной России. Там нужно работать уже сейчас, но меры начнут действовать только через три-четыре недели. Нужно работать на опережение.

Речь идет не только о вакцинации, поскольку даже если сейчас усилить ее темпы раза в четыре, то это начнет сказываться через месяц и даже больше. Та же разница для строгих эпидемических мероприятий. Их сейчас вводят довольно активно, на днях Татьяна Голикова заявила, что правительство подготовило ряд мер, которые помогут справиться с распространением коронавирусной инфекции.

Среди них допуск на массовые мероприятия только при наличии QR-кода, подтверждающего вакцинацию или ранее перенесенное заболевание новой коронавирусной инфекцией. По словам Голиковой, этот опыт зарекомендовал себя в мире. В некоторых регионах эта мера уже введена. Рассматривается и применение QR-кодов в других сферах общественной жизни. Например, в Нижегородской области по ним теперь пускают в кинотеатры и фитнес-центры. Крючков говорит, что могут быть использованы и другие наработки, например удаленная работа и дистанционное обучение.

— Тестирование должно быть расширено, чтобы выявлять субклинические и бессимптомные случаи, в том числе среди детей, которые могут распространять инфекцию. Так, кстати, Китай делал, — говорит Николай Крючков. — По поводу локдауна. Я думаю, он в принципе невозможен. Это политическое решение. С точки зрения эпидемии он бы был суперполезен, достаточно серьезного локдауна в три-четыре недели, чтобы погасить очередную волну. Но в этом случае очень важна экономическая помощь населению, людям и бизнесу. Если этого не будет делаться, локдаун невозможен. Это очень сильно ограничивает.

Локдаун пока правительство действительно не рассматривает. Об этом вице-премьер Татьяна Голикова сообщала на днях.

голоса
Рейтинг статьи
Читайте так же:
После инсульта может быть шизофрения
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector